gentelmen.ru - эротические гей рассказы

Гей рассказы:
Моя первая оргия new
О пользе спорта new
Дальнобой new
Приёмная комиссия new
Тайное желание
У самого синего моря
На даче с братьями-армянами
Мой первый парень
Лето на тренировках
Моя советская армия

Перейти

Дядя Костя
За хлебушком сходил
Мой первый и единственный
Находка
Валетом
Курортный роман
Лето в горах
Лёнька и Венька - армейские проказники
Кладовщик
Затянувшийся экзамен
Братья-татары
Непредсказуемость судьбы
Тренер по регби
Мой первый матрос
Наша первая встреча
Мужик с Кавказа
Навёрстывая упущенное
Кавказское счастье
Как я стал рабом у Витьки и Сашки
Воспоминания о стройбате
Армейские страсти
Брат и сестра
Лысый
Максимка
Войска очень особого назначения
Сорок пять
Волгоград-Москва
Сосед Стасик
Отдельный заказ
Я люблю тебя, Паша
Заодно и помылись
Так бывает
Двадцать второе июля
Жертва королевского минета
В русской бане
Ночёвка у брата
Мой сладкий Лёнька
Ты мой мир
День десантника
С другом в командировке
Раком в душевой
Лучший мужчина на свете
Таджикфильм не представляет
Я хочу расказать вам
Ромка
Новый спорткомплекс
Распределение на летнюю практику
Час пик
Прощай, невинность
Из жизни Матвея
Армянин
Утренний патруль
Подглядел
Трое и я
Сашка
Даша - три рубля
Встреча втроём
Становление гея
Два пути
Автостопщик
Звуки джаза
Медвежонок
Малахит
Таксист
Теперь мы друзья
Нудистский пляж
Одноклассник
Когда погаснет свет
Наша последняя тренировка
Крыжовник
Ночной экспресс
Секс в бассейне
История Влада
Грозный - Москва
Настоящая мужская любовь
Рафик и Арам
Из огня да в полымя
Стройбат на окраине
С одноклассниками
Студенты в туалете
Мальчишник
Не один дома
С Валеркой в бане
На учебных сборах
Первый раз в рот
Лето в деревне
Тёзка Саша
Покупка мобильника
В лифте
Банные истории
Двоюродный брат Вадим
В фитнесклубе
Десантура
От ненависти до любви
Встреча с Андреем
Скорость и секс
Совращение солдата
Секс и школа
Польская баня
Мой любимый Димка
Спящий Алекс
Мечты сбываются
Привокзальная сауна
Каптёрщик Вадик
Горячий бильярд
Приключения Димки
Сладкий паршивец
Однокурсник Санька
Водитель маршрутки
Сержант
Фантазия юного Хозяина
Первый раз с двумя
Ночь с солдатом
Пираты
Дембель и салага
Домик в деревне
Железо и магнит
Мой первый анальный опыт
Неисповедимы пути Господни
Однажды в Армении
Скорость и флирт
Falling into you
Подружка хлебореза
Гран-при
Вшестером
Соло в лифте
Раб и господин
Урок массажа
Кросс после тренировки
Городская кошка
Дядя Сява
Поезд Москва-Самара
Запретный плод
Необычная девушка
Домик лесника
Белоснежка и негр
Армейские воспоминания
Городской петух
Яхта
Письмо другу
Первые деньги
Ночной визитёр
Курсантские годы: Стажировка
Мой друг Шавкат
В деревне с братом
Мой сын Антон
Каникулы у бабушки
Мой Дениска
Голый друг
Замеры в поезде
Запах солдатского члена
Перепутал этажи
Призывной пункт
Кавказские парни
Сослуживец Иван
Школьные друзья
Сперма джигита
Подводная тюрьма
Узбекская баня
Больница в Филях
На ночной дороге
Ашот и Гиви
Минет в поезде
18-летие на даче
Похоть качка
Братья-грузины
Ночь в Тунисе
Мальчики дождя
На гауптвахте
Дядя Лёша
Высокие травы
Шестеро похотливых
Барин приехал
Случай в метро
Командировка
Исповедь натурала
Автопрогулка
Отсосу сегодня
Носки Рыжего
Коварный вызов
Серёгины 35-см
Детдомовец
Скворец
Негритянский член
Велосипедисты
Выпоротая шлюха
Стриптизёр в гей-клубе
Мой первый парень
Развратный курсант
1000$ за съёмку
Огромный член
Тюремная стажировка
Интернет-кафе
Змей-искуситель
Забыл сигнализацию...
Случай в спортклубе
Турбаза
Тренировки по каратэ
Не чмокай!
Автобус № 50
История про пацанов
Банный день
Любитель гор
Протяжный стон
Забавы втроём
Молодой офицер
В увольнении
В карты на желание
Сосед по общежитию
С другом
Генка
Улица Эммануэль
Лёхино умение
Димка и Тимка
Туалетная соска
Анальный оргазм
Фотомодель
Наш любимый пляж
Виноваты карты
Затяжной оргазм

Голубой интернет
Гей Секс Навигатор
Гей топ Пидовка
Гей фото, гей порно

Товары для секса:
Фаллоимитаторы
Анальные смазки
Увеличители члена
Анальные стимуляторы

Каталог ссылок
Всё для геев

Галереи русских солдат и курсантов samovolka.com

Не чмокай!

Было это давно, уже шестнадцать годочков тому назад. Я ещё пацан был, четырнадцать мне едва исполнилось. Городок наш, хоть довольно не маленький был уже к тому времени, а всё ещё много оставалось жилья старого, деревянного, начавшего гнить. Нет, то - не частные, личные дома были. Они же завсегда бывают чистенькие, ухоженные, с садами-огородами, коль хозяева-то у них хорошие, толковые. А эти - государственные, поставленные на скорую руку, - заводы у нас тут надо было жильём рабочих обеспечивать, вот и тяпали-ляпали скорей-скорей, лишь бы больше, больше. А толку-то? Ставили их в тридцатых, а в пятидесятых они уже разваливаться стали. А чего уж о шестидесятых толковать?

Вот, и жили мы, что называется, под божьей милостью. Трое нас было - мать, брат Федька, да я - Василий, - Васька значит. Отца мы схоронили, а я его и помню-то плохо. Пил он по черному и допился до смерти. Матери тяжело было, она на трёх работах работала, чтобы нас вытянуть, да не просто абы как, А чтобы не хуже других были, уж больно матушка наша - гордый человек, дай ей бог здоровья доброго. Федька-то на шесть годков меня старше, он, как подрос, матери стал помогать, да и меня сызмальства к самостоятельности приучили, и правильно это.

Брат в тот год с армии вернулся, отслужил честь по чести. Ему, значит, - двадцать, а мне - четырнадцать. Федька видный парень был. Он и сейчас мужик хоть куда, ну а парень был - сок. Высокий, плечистый, кудрявый. Одна единственная комнатушка была у нас, перегороженная шкафом. По одну его сторону матушка спала, по другую - мы с Федькой. Две кровати наши стояли напротив друг друга.

И вот, помню я тот день, прямо как сейчас. Поздно уже было, спать мы с Федькой улеглись. Мать ещё чего-то по хозяйству делала, а я уже заснул. И снится мне сон. Вот уже честно вам скажу - всё, что снилось мне, накануне наяву было. Мишка-битюк с дружками своими на пустыре меня зажали и, извинясь, сосать заставляли. Они постарше меня были года на два, на три. Я отнекивался, отбрыкивался, но Мишка, всё-таки, разок засунул мне в рот письку свою. Я вырвался и убежал домой. Хотел Фёдору всё рассказать, да не решился как-то. Стыдно ведь! Думал подожду, пока. Коль ещё приставать будут, тогда расскажу. Вот, значит, и снится мне вся эта канитель. Только во сне ещё хуже было. Будто не одному Мишке-битюку я сосал, а всей его "бригаде", прости господи.

Это ж надо такое учинить, даже во сне-то! Да, долгий сон был, тяжёлый. Перед глазами так и мелькали хуи, да яйца. Проснулся я среди ночи, лоб у меня мокрый был от поту. Мамка уже тоже спит... И тут услышал я поскрипывание лёгкое. Чуть-чуть так, еле слышно. Что такое? Глянул на Федьку, -темнота-то не совсем кромешная у нас была, фонари с улицы в окно светили чуток, -а у него одеяло трясётся вроде. Думал, может показалось мне. Пригляделся - так и есть. Обе руки у него - под одеялом, и оно трясётся. Я уж тогда понимал - что это значит. Дрючил Федька. И сам я уже пробовал это занятие. Но не сравнивать же четырнадцатилетнего шпингалета и двадцатилетнего парня! Ему-то уж не в такой же степени надо было как мне! Была у него девка - Анька, но она ж ему не давала до свадьбы-то. Понятия тогда совсем другие были. У нас же все друг про друга всё знали, девчата и боялись поэтому позволять себе лишнее. А парням что делать? У них уже яйца пухнут, а жениться в двадцать лет ещё вроде рановато.

Гляжу я, значит, на брата, а в голове звенеть начало. Так и хотелось подойти к нему, забраться под его одеяло. Я это любил делать ещё чуть ли не с пелёнок. Вот, я и решил осмелеть. В один прыжок я оказался в его кровати, он даже опомниться не успел, только проворчал:

- Чего не спишь-то, ё-моё?...

А я на этом не остановился. Откуда смелость взялась? Рукой своей, как бы нечаянно, я раз - и прикоснулся к его хую. Чувствую - стоит колом. Думаю, будь, что будет! Засунул руку ему в трусы и ухватил. Федька дёрнулся:

- Ты чё?

Ну, соображаю, пора в открытую говорить:

- Федь, - говорю, - ты дрючил, я видел. Хочешь, я тебе сам?

- Ты не дури давай...

А руку-то мою не убирает. Я и давай водить туда-сюда, вверх-вниз. Потом, уж не знаю, как это назвать, но словно подтолкнул меня кто-то. Я залез под одеяло и взял в рот. Здоровый!... Едва во рту поместился. И, что интересно, не ощущал я противности, как на пустыре. Наоборот - нравилось мне, хоть смейтесь, хоть корите. Вдруг Федькины руки взяли меня за голову и потащили вверх. Я вынырнул - глаза его горят, зашептал он тихо, чтобы мать не разбудить:

- Это кто ж тебя научил?!

- Пацаны.

- Ты знаешь, как эта херня называется?! Вафлёром хочешь быть?!

Я испугался, начал хныкать да и заложил ему всё про Мишку-битюка. Фёдор помолчал, потом говорит:

- Ладно, я завтра этим блядогномам яйца оторву, но чтоб ты у меня не смел этого, слышишь?

- Слышу.

- Всё. Иди спать.

- Федь, можно я с тобой останусь?

- Иди, я сказал.

- Ну хоть на пять минут. Пожалуйста...

- Ладно, на пять минут.

Лежу, пялю зенки в стенки... А у него всё торчит. Думал я, думал - не убьёт же он меня, брата родного, в конце-то концов. И решился:

- Федь...

- Чего тебе?

- Ты не спишь?

- Засыпаю. Иди к себе.

- Слушай, Федь, можно я тебе ещё немножечко пососу, а? Я больше никому никогда не буду!...

Фёдор запыхтел, но ничего не ответил. Я и опять нырнул к нему под одеяло. Как только засосал опять, так мне хорошо-хорошо стало... Сосу, сосу, сосу... А под одеялом-то душно, силушки нет! С меня уж пот льёт, уж дышать нечем стало. Федька наверное почувствовал это. Он отбросил одеяло и положил мне руки на голову. Я разошёлся, прямо как паровоз... Фёдор привстал:

- Васёк, не чмокай... Мать услышит.

- Ладно, - говорю, - хорошо тебе?

- Здорово.

Это меня ещё больше подхлестнуло. Я уж порядком устал, но заставил себя ещё работать. Федька уж тоже вспотел. Трусы мешали ему, я их стащил с него, и он стал ногами по-всякому Выделывать - то раскинет их, то сожмёт...

Видать, от этого ему ещё лучше делалось. Чувствую, дышит он шумно, дёргаться начал, так я ртом ещё сильнее заработал. Ещё чуток, и он чуть не кричит:

- Вась, погоди... Хорош... Вынь изо рта... Да что ж ты... Ой...

Ну сами понимаете, в рот мне тут полилась сперма по научному, а по-нашенски - просто спущёнка. Тёплая такая, вязкая... Я изо рта-то его хуй выдернул, так она, родимая, в рожу мне стреляет, рожей увернусь, она - в шею, в грудь, конца и края ей не видать. Федька стонет, мне аж боязно стало:

- Федь, - шепчу, - не стони так, мать бы не услышала.

Вот ведь, кино-то какое! То он меня урезонивает, то я его. Наконец Федька обспускался, и я побежал в коридорчик наш, к умывальнику. Как глянул на себя в зеркало - едрит твою в кабанку - вся рожа залита как сметаной словно. Аж сопли висят и не капают только по причине густоты своей. Я давай умываться изо всех сил. А вода-то холодная! Спущёнку только в клей превращает, а ни хрена не смывается, собака. Не дай бог, мать в туалет встанет...

Я - хвать мыло, давай рожу свою мылить... Помню, мыло ещё в глаза попало.

Короче - намучался я тогда. Мать, слава богу, не вышла. Отмылся вроде, возвращаюсь обратно, Федька всё так же и лежит, как лежал - без одеяла, без трусов своих семейных чёрных. Спит, что ли? Подошёл я и лёг прямо на него. Обнял меня руками - не спит. Заговорил со мной:

- Сильно устал?

- Есть маленько, - говорю.

- Я тебя сильно напачкал?

- Есть маленько, - отвечаю.

Это уж я с ним играть начал, образно говоря.

- Васёк, ты смотри, не ляпни кому-нибудь по простоте-то!

- Не ляпну.

- А я тебе с получки ручку куплю дорогую, какую ты хотел, помнишь?

- Не надо мне никакой ручки. Я её все равно через день потеряю.

- А чего ты хочешь?

- Спать с тобой до утра. И не гони меня.

Я действительно тогда хотел этого больше всего на свете. Федька надел трусы, я лёг на бок, и он обнял меня сзади. Было ещё не совсем уж поздно, я посмотрел на часы, когда возвращался из коридора - без пяти час. Короче заснули. Думаете, всё на этом? Какой там! Слушайте дальше, коли не противно вам. А, собственно, чего противного-то? Это - жизнь наша. У кого бывает такое, у кого - нет, так у того что-нибудь другое тайное на душе имеется.

Среди ночи где-то опять я проснулся. Видно не суждено было спать-то. Отчего проснулся? Да от Федьки, от кого же ещё? Руками сжимает меня во сне, и хуй его мне в задницу упирается. Наверное, Анька ему снится... А мне ничего, приятно. Я и давай задницей-то специально поворачивать, чтобы хуй его стоячий лучше почувствовать. Он, наверное, тоже проснулся, а может, и не спал давно:

- Вась, - говорю, - давай я тебя туда?

- Куда? - не понял я.

- Ну..., в попку.

Я как-то тогда не ожидал этого, не был готов. Да делать нечего.

- Давай, - говорю.

Встали мы из постели, чтобы не скрипела она, трусы сняли, Федька и говорит мне:

- Васёк, если будет чуток больно, ты потерпи. Но, только не пищи, а то что матери-то говорить будем? Ну, а если уж невтерпёж придёт, тогда скажи, я уж не стану.

- Потерплю, - отвечаю, - давай.

Нагнул он меня, я рукой за спинку кровати уцепился.

Начал он пристраиваться. Присел чуток, старается вправить... Не тут-то было. У него у самого ещё опыта-то в этом деле не было никакого, не говоря уж про меня, пацана. Туда-сюда..., чувствую, залупа его упёрлась мне в дырочку и вползать стала.

Боль я почувствовал.

Больно, - шепчу ему.

Отстранился он, на ладонь поплевал, хуй смочил и - опять. Вроде, побольше залез. Ан, всё же, тяжело это было. Попка-то у меня тогда совсем маленькая была, детская, а елдёнка у него - для любой манды находка! В общем, уж и так, и сяк крутились-вертелись, а никак он, бедный, не засунет толком. И тут умишко мой мальчишеский подсказал:

- Федь, а если смазать?

- Можно, а чем?

- Маслом постным. В коридоре в шкафчике бутылка стоит.

- И то правда.

Федька сходил и принёс бутылку. Наклонил он её круто - аж на пол пролилось. Он выругался, хуй смазал и - туда. Пошло, пошло, поехало! Скользкий-то хуй сухому не ровня, да и попка моя, видать, уже расширилась за это время. Заполз в меня братишка на всю катушку, аж яйца его к моим прижались. Спросите - больно ли было мне? Да не столько больно, сколько страшновато. Всё-таки такая палка! Как бы, думаю, не повредить мне там печёнки-селезёнки всякие. А у него, видать, так хорошо пошло... Добился, чего хотел, аж дрожит весь дрожью мелкой. Руками меня то за грудь обхватит, то - за шею, за живот. Долго он меня е...ал-то! Или мне это так показалось тогда? Короче, стал я уже покрякивать. Он тогда протянул руку, взял пальцами мою пипирку и ну её дрочить. Мне сразу легче стало, а через минутку-другую чувствую - кайф этот, балдёж, по книгам - оргазм подходит у меня. А Федька всё сильней толкает. Хуй его хлюпает у меня в попке - масло ведь там. Я уж сам кончил и, чувствую, Федюня на подходе. Ой, как он застонал-то! Это было уж очень громко. Тут мать-то и проснулась. Слышим её голос:

- Федь... Вы чего там, а?

Федька от страху вынул свою елду из меня и отвечает:

- Мама..., ты спи. Я курить выходил..., задел пальцами ноги о порог. А голос-то у него как дрожал! Ведь в это время у него из хуя спущёнка хлестала мне на задницу, да на ляжки. Ё-моё! Опять в коридор идти! Как же я жопу-то буду мыть и ноги?... Да ещё и мать проснулась.

К счастью, мама быстро засыпает у нас. Федька сам вывел меня в коридор, нашёл какую-то старую тряпку, намочил её, обтёр меня как следует, потом сполоснул. Заснули мы уже где-то к утру. А он, едва рассвело, вскочил и давай полы у кровати вытирать от масла. В общем, все следы скрыли. Будете осуждать его? Или меня? Дело ваше. Только вот будущее показало, что мы с ним очень нужны друг другу.

Теперь уж мне - тридцать, а ему - тридцать семь годков. Он женился на своей Аньке, да я бобылём не остался, даже перегнал его в детях. У него - две дочки, а у меня - трое, дочка и два сына. Хаты мы поставили на другом конце городка нашего. А с этим делом?... Да ладно уж, чего скрывать, - до сих пор бывает. Он, как выпьет малость, сразу начинает баньку топить и меня с собой тащит. А закроемся с ним в парилочке, обнимет он меня и шепнёт:

- Васятка, лучше тебя никого и нет. Я бы и жить-то без тебя не смог.

Ну, тут ещё большое значение имело то, что он оказался в окружении одних баб - жена, да две дочки. И то они отличались характерами, скажем прямо, не ангельскими.

Вот, я для него и был всегда эдакой отдушиной. И мне хорошо было - как он меня иногда в попку-то сделает, так я после этого и с бабой своей лучше сплю, она мною завсегда довольная была, никогда не жаловалась. Ну, вот, вроде и всё. Коли надоел я кому, так вы уж простите. Одно скажу вам на последок - вы не бойтесь этого, когда ну... мужики с мужиками, или, бывает, бабы с бабами... Это даже помогает в другом, ей богу! Главное, чтобы люди дороги были друг другу, нужны в жизни нашей нелёгкой. Ну, а когда этого много становится в жизни, да со многими людьми у одного-то, так это, конечно, негоже. Блядство ведь никого никогда до добра не доводило. Ну, всё, надоел я вам. Живите сами как хотите, а других не судите.

На главную страницу

Гей тьюб

Данный ресурс содержит материалы для взрослых. Если Вам менее 18 лет покиньте этот ресурс. 0.066  

Гей порно рассказы Гей сайт Гей рассказы Гей каталог 
BlueSystem.Org Российский национальный гей-сервер Голуби - только интересные гей-сайты! Рейтинг@Mail.ru